четверг, 19 сентября 2019 г.

Библиотека журнала "Теория моды". Август

Я не сторонник негативной оценки Советского периода в истории России. На мой взгляд, это время разнообразно и неоднородно, оно заслуживает многогранной оценки, как любой другой исторический период. Но стоит все же признать, что в некоторых сферах жизни советскому человеку приходилось довольно туго. Возьмем, например, работу легкой промышленности. Сплошная гонка в производстве, техническое  отставание и дефицит товаров в результате. Человек, как личность, со своими индивидуальными потребностями (физические особенности, вкус и стиль) совершенно отсутствовал для производства и торговли. Книги, прочитанные мною в августе, во многом касаются именно этой стороны жизни в Советской России. Поэтому, вероятно, мои отзывы могут показаться довольно пессимистичными. В августе я продолжила изучать «русскую тему» и познакомилась с книгами, посвященными периоду после 1917 года: Гурова О. "Советское нижнее белье: между идеологией и повседневностью", Юшкова А. "Александр Игманд: "Я одевал Брежнева"", Бартлетт Дж. "FashionEast: призрак, бродивший по Восточной Европе", Лебина Н. "Мужчина и женщина: тело, мода, культура. СССР - оттепель".
Ольга Гурова
М.: Новое литературное обозрение, 2008
От издательства:
Книга представляет собой взгляд на советское общество через призму его отношения к нижнему белью. Упоминание об этой, казалось бы, незаметной и малозначимой сфере жизни до сих пор вызывает сильные эмоции у людей разных поколений - от горечи и негодования до улыбки и ностальгии. Советское нижнее белье по-своему олицетворяло монструозность государства, воплощало все признаки стандартизированной массовой вещи, безликого продукта социалистической промышленности. В то же время как вещь, максимально близкая человеку, нижнее белье могло стать примером адаптации и переписывания идеологических постулатов, символическим жестом, заменившим советскому человеку другие проявления гражданской свободы. Опираясь на методы социологии, автор показывает, как и почему нижнее белье становилось ареной баталии между государством и человеком.

От себя:
Ольга Гурова изучает такую интимную составляющую жизни человека, как нижнее белье. В специфике производства советского белья, автор видит рычаг политического воздействия власти на народ. В отдельные периоды цели этого воздействия менялись, но в основе оставалось стремление к усредненности, сходству, единству. Однако ежедневные практики советского человека ослабляли это влияние политической системы. Борьба с дефицитом, проявлявшая себя в фарцовке, индпошиве, самостроке, привносила в жизнь обычного человека хотя бы минимальный комфорт, эстетику и индивидуальность. "Несоответствие внешнего вида предписанному, а также участие в непоощряемых неформальных практиках представляет собой угрозу для строя - поэтому "маленькие трусики" в свое время были таким же средством борьбы "маленьких людей" с государством и его идеологией, какой бы парадоксальной не казалась эта связь" [с. 207]. Для подкрепления своих идей автор обращается к работам известных философов, антропологов и социологов, а также воспоминаниям советских граждан, полученным с помощью интервью. 
Кстати, в своем блоге я уже однажды касалась темы советского нижнего белья в посте "Скрытое от глаз", для которого своим опытом и воспоминаниями поделилась моя мама.


Анастасия Юшкова
М.: Новое литературное обозрение, 2008
От издательства:
Александр Данилович Игманд (1942-2006) - легендарный модельер, мастер, который многие годы шил одежду для Брежнева и его ближайшего окружения. Один из главных специалистов по мужской моде Общесоюзного Дома моделей на Кузнецком мосту (ОДМО), Игманд создавал мужские модели, которые брали на вооружение и, увы, видоизменяли советские фабрики. Он одевал все мужское население СССР второй половины XX века, но не стал знаменитостью, так как система не подразумевала использование своего лейбла. В автобиографических заметках, продиктованных журналистке Анастасии Юшковой, он рассказывает о том, как создавалась советская мода, как работал ОДМО, как художники боролись с системой и что у них из этого получалось, где брали кнопки и молнии, которых не выпускала советская промышленность, как ездили на первые показы за границу. И конечно, о работе с сильными мира сего, в первую очередь, с Брежневым, главным денди Советского Союза.

От себя:
Эта небольшая книжечка читается очень быстро - на одном дыхании. В ней Александр Игманд с тонким юмором рассказывает о себе и своей профессии, даже  о трудностях и проблемах он вспоминает легко, никого не обвиняя и не очерняя. Замечательно, что Анастасия Юшкова успела встретиться с Александром Игмандом и сделать книгу об этом интересном человеке, талантливом художнике и модельере. А ведь помимо ОДМО в Советском Союзе существовал ЛДМО (Ленинградский Дом моделей одежды) и республиканские Дома моделей, в которых работало множество одаренных модельеров. Как жаль, что об этих людях почти ничего не пишут. Так и складывается впечатление, что кроме Вячеслава Зайцева творческих и талантливых модельеров в СССР не было. 



Джурджа Бартлетт
М.: Новое литературное обозрение, 2011
От издательства:
Книга Джурджи Бартлетт посвящена феномену «социалистической моды». Моду действительно можно назвать призраком, наводившим ужас на советское государство. Эфемерный, вечно незавершенный и неуловимый феномен составил нешуточную угрозу ценностям социализма, - стабильности, отсутствию перемен и предсказуемости. Бартлетт прослеживает историю феномена - от его зарождения в эпоху крушения большевистской утопической мечты до расцвета в восточноевропейских странах с приходом коммунистов к власти в 1948 году и постепенного заката в последние десятилетия существования социалистического строя. В фокусе исследования Бартлетт - вестиментарные опыты конструктивистов; ранняя большевистская критика моды как буржуазного феномена; возвращение к идеалам традиционной женственности в сталинскую эпоху; институциализация моды и формирование идеологического конструкта «официального социалистического костюма» (при почти полном отсутствии сколько-нибудь приличной одежды на прилавках магазинов); фестивали и конкурсы, призванные поддерживать миф о существовании социалистической моды, а также неофициальные модные практики, к которым вынужден был прибегать «человек эпохи дефицита».

От себя:
Очень любопытная книга с широким охватом материала (рассматривается период с 1920-х по 1980-е годы). В каждой главе делается акцент на определенном десятилетии, что связано с изменениями в политической, социальной, производственной сфере жизни общества. Автор начинает исследования с довольно популярной (и хорошо изученной) страницы советской моды - эксперименты авангардистов, творчество Любови Поповой, Варвары Степановой, Надежды Ламановой, Александры Экстер. Вторая глава (моя любимая), посвященная 1930 - 1940-м годам, и переходу от авангардного/экспериментального периода в моде к идеологическому. В этот период формируется образ советской женщины – сильной, молодой, трудолюбивой, политически подкованной, элегантной – и соответствующий ему строгий стиль в одежде. В следующих главах внимание автора перемещается преимущественно на моду коммунистических стран Восточной Европы – Венгрии, Югославии, Польши, Чехословакии, ГДР. Для меня эта часть книги стала настоящим открытием. Немаловажно, что в издании много цветных иллюстраций, которые дополняют повествование, делают его более насыщенным. Несмотря на все бесспорные плюсы книги (уникальный материал, широкий временной охват, красивая визуальная составляющая) в ней, на мой взгляд, чрезмерно акцентируется внимание на негативных сторонах, связанных с производством одежды и модой в коммунистических странах.  


Наталия Лебина
М.: Новое литературное обозрение, 2017
От издательства:
Исследование доктора исторических наук Наталии Лебиной посвящено гендерному фону хрущевских реформ, то есть взаимоотношениям мужчин и женщин в период частичного разрушения тоталитарных моделей брачно-семейных отношений, отцовства и материнства, сексуального поведения. В центре внимания - пересечения интимной и публичной сферы: как директивы власти сочетались с кинематографом и литературой в своем воздействии на частную жизнь, почему и когда повседневность с готовностью откликалась на законодательные инициативы, как язык реагировал на социальные изменения, наконец, что такое феномен свободы, одобренной сверху и возникшей на фоне этакратической модели устройства жизни.

От себя:
Мне было интересно открывать для себя новые традиции и аспекты жизни Ленинграда и Москвы конца 1950 - начала 1960-х годов, а потом обсуждать их с родителями. К примеру, мама рассказывала о том, чем интересовались её старшие двоюродные сестры, чья юность пришлась на конец 50-х и 60-е годы. В семье маминой тети в этот период прошел "мягкий" конфликт отцов и детей, в котором победило юное поколение. Жертвами конфликта пали герань и фикус, вышитые салфеточки и фарфоровые статуэтки, старинный дубовый буфет (мы до сих пор скорбим по нему). Все эти вещи любило старшее поколении, благодаря этим уютным мелочам они расцвечивали свой скудный послевоенный быт. Дети же называли взгляды родителей мещанскими и наводнили дом модной колченогой "хрущевской" мебелью.
Книгу "Мужчина и женщина..." можно назвать настоящим справочником по литературе и кинематографу 1950 - 60-х годов. Благодаря ей я посмотрела несколько интереснейших фильмов: "Мужчина и женщина" Клода Лелуша, "Еще раз про любовь" Георгия Натансона, "Мы с вами где-то встречались" Николая Досталя и Андрея Тутышкина, "Человек родился" Василия Ордынского, "Испытание верности" Ивана Пырьева. Мне захотелось перечитать Э. М. Ремарка и Э. Хемингуэя, а также познакомиться с многочисленными литературными произведениями, процитированными в книге. На мой взгляд, книга Наталии Лебиной - это ключ к эпохе, дающий возможность проникнуть в атмосферу тех десятилетий. 

2 комментария:

  1. Здравствуйте, Варвара.
    Я не по наслышке знаю о советской моде на женское бельё.
    Это действительно было красиво и надежно.
    Правда, дефицит всего в то время приводил к тому, что часто шили сами, или покупали "самошив", но если попадалась действительно фабричная вещь - это была удача!
    Такие вещи можно было носить годами.
    Правда то, что мы тогда называли "нижним бельём" сейчас носится как обычная одежда.
    Все эти наши тщательно скрываемые под обеждой кружевные комбинации, подъюбники и бюстгальтеры, сйчас выставляются напоказ и носятся без верзней одеюды.
    Странно...
    Помню, когда-то после ВОВ наши солдаты привезли своим женам прекрасные кружевные шелковые наряды, которые модницы тут же надели и вышли на улицу пощеголять обновками.
    Потом, как оказалось, это были те же самые пеньюары и комбинации, то есть нижнее бельё.
    Это тогда казалось чуть ли не позором.
    А сейчас?
    Я понимаю, но и не понимаю.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Да, мода очень переменчивая "дама", способная на провокации:) Еще в 50-е годы и обычные футболки были нижним бельем, а сейчас ни один летний и спортивный гардероб без них не обходится.Конечно, меняются не только моды, но и нравы, люди сейчас смотрят на некоторые вещи "сквозь пальцы".
      История о том, что после ВОВ многие дамы одевали трофейные комбинации вместо платьев довольно известна. Проблема в том, что советские женщины почти не видели таких красивых вещей, им и в голову не могло прийти, что нижнее белье способно сравниться с вечерним платьем по своему внешнему виду.

      Удалить